Пока на востоке на передовой гибнут украинские воины, политики думают о собственном кармане. Недавно фотографы запечатлели, как народный депутат Виталий Хомутынник ведет переписку с Председателем Одесской обладминистрации Игорем Палицей. Речь шла о теневой заработок на каждом грузовике, которая проходит одесскую таможню. И таможенное обдирательство процветает не только на юге Украины, но и северозападной границе ситуация не лучше.

В 2004 году, когда власть поменялась, они стали брать больше взяток, говоря, что это за риск. Теперь взятки остались те же, и правила остались те же.

Ровенский предприниматель, свидетельством которого доверяют журналисты «Следствия», просит не называть его и не показывать его лицо. По его словам, на Ягодинской таможне, через которую он возит свой товар, управляют деньги. И большинство предпринимателей нынешняя ситуация устраивает. А кто и хотел бы ее изменить – боится потерять свой бизнес, поэтому не выступает против системы открыто.

– Берут таможенники, контрабандисты берут, берет каждый отдел, который оформляет, какой-то экологический отдел, отдел радиологического контроля. То есть, для всех есть одна и та же такса, а для кого-то в зависимости от ситуации, от груза, который проходит. То есть берут все и это абсолютно, это не есть что-то такое исключительное или отдельное, это широко налаженная схема, просто широкая схема, в которую включены все полностью.

В Луцке нашлось меньше десятка предпринимателей, которые не побоялись бросить вызов коррупции, которая мешает вести бизнес импортерам и экспортерам. Мы пообщались с тремя. Попросили рассказать о том, что делают и сколько берут таможенники.

«Покаюсь и признаюсь, что мы работали, как и все, в этой же системе координат, участвували в этих системных платежам, – рассказывает директор волынской фирмы Юрий Матчук. – Но знаете, когда 30 ноября избили тех детей, студентов в Киеве, а у меня дочь в Киеве студентка, я приехал на ковельский таможенный пост, собрал их всех… …и сказал, что с сегодняшнего дня предприятия Матчука взятки на таможне платить не будут. И практически с того времени у нас и начались, я так понимаю, все эти неурядицы в работе с таможней».

Это подтверждает директор брокерской фирмы Виктор Дмитрук: «На переходе «Ягодин» есть списки, на бумажках написаны вручную, где есть фирмы, которым надо уделять больше внимания».

За почти два года деятельности у фирмы, которую возглавляет Виктор Дмитрук, на Волынской таможне проблем не возникало. Интересно, что ее владельцем является Клавдия Кутикина, которую в 2011 году сотрудники СБУ задержали за взяточничество. У нее дома нашли еще около 100 тысяч долларов наличными. Тогда она работала заместителем начальника Львовской таможни, а до этого – на Волынской таможне. Комментируя тогда задержание Кутикиной, пресс-центр СБУ сообщал, что «сотрудники СБУ разоблачили механизм взыскания взяток с руководителей таможенных постов Львовской таможни». На видео камера СБУ зафиксировала, как подчиненные Кутикиной заносили ей деньги. В 2012 году Клавдию Кутыкину приговорили к 5 годам с испытательным сроком три года.

Поймать Кутыкину удалось только благодаря так называемым «обиженным». Как схватить взяточницу "на горячем", подсказали уволенные ею таможенники.

Теперь, по иронии судьбы, в роли «обиженного» оказалась ее же фирма.



И если импортеров на границе «обдирали» всегда, то теперь так же жалуются на препятствия и экспортеры. И хотя в них нулевая пошлина, с помощью бюрократических процедур таможенники могут заставить, например, экспортера биотоплива из отработанных растительных масел простоять на таможенном посту больше месяца. При этом предприниматель может потерять до 2-х тысяч евро и клиента за рубежом.

Своими бедами делится Максим Чернышев, соучредитель брокерской фирмы: «Мы это отработанное масло, которое вывозим на экспорт, нам запрещают его вывозить. Валютная выручка в Украину не поступает, 75 процентов, которых экспортер должен продать государству по курсу Нацбанка в обязательном порядке. Получаются только одни убытки».

Пытаемся выяснить в новоназначенного и.о. начальника таможенного поста Луцк, в чем логика действий таможенников. Но руководство уклоняется от ответов.

Предприниматели рассказывают, за что и сколько сейчас берут взятки на таможенных постах Волыни. Например, при ввозе автомобиля помогают занизить его стоимость. На таможенных сборах недополучает государство, но таможенники в выигрыше всегда.

«В конце месяца на таможне существует целая система устроена сборщиков подати, – говорит Матчук. – Зачастую это начальник таможенного поста, он же является кассиром. И брокеры по ітогах месяца, если оформил сто таможенных деклараций, приносит ему по двести долларов, это двадцать тысяч долларов. То есть, суммы ходят по фирмам, это двадцать, сорок, пятьдесят тысяч долларов кажется на таможню».

«Я когда на свои глаза видел, когда растаможивали дорогие машины, я видел как занесли чемодан денег, я не видел, передавали ли что, но я на свои глаза видел реальный чемодан долларов», – рассказывает предприниматель-импортер.

Свидетели рассказывают, что на границе поборами обкладывают не только предпринимателей, но и мелких контрабандистов, которые возят сигареты и алкоголь в соседнюю Польшу.

«Пограничникам надо отдать 200 гривен, таможне нужно отдать 300 гривен, а в Польше на удачу», – говорит местный водитель Николай Шафета.

Предприниматели говорят: пограничный бизнес кормит не только таможенников. Из кассы перепадают определены доли и прокуратуре, и налоговой, и СБУ, и высоким покровителям в Киеве.

«Мы понимаем, что это в месяц, ну, скажем, это ни для кого не секрет, волынская таможня аккумулирует порядка одного миллиона долларов взяток», – утверждает Матчук.

Общественным активистам из Самообороны Волыни удалось зафиксировать прямые и косвенные доказательства существования коррупции на таможне. В октябре прошлого года они вместе с работниками ГАИ задержали возле таможенного поста автобус, который перевозил нерастаможенный товар на миллионы гривен. Милиция открыла уголовное производство и расследует дело по подозрению в злоупотреблении служебным положением работниками таможенного поста Устилуг.

Анатолий Сковера, начальник отдела противодействия коррупции Самообороны Волыни, вспоминает: «Во время провоза этой контрабанды, колейка, как поляки говорят, создалась на протяжении десяти километров перед польской границей на въезд в наше государство. Это на польской стороне. Люди, которые задействованы в контрабанде, которые перевозили товар и хотели его перевезти контрабандой, держались и выжидали, когда же мы снимем свои посты перед Устилузькою и Ягодинською таможней».

Имея столько свидетельств, пытаемся пообщаться с исполняющим обязанности начальника Волынской митниц Андреем Андрейковим. И услышав о теме разговора, руководитель говорит, что ему никогда.

– Я Вам еще раз говорю, у меня есть приоритетные задачи. Я Вас слышу первый раз и сразу давать интервью неустановленным людям я не буду. Вы должны подтвердить кто вы есть, кому вы принадлежите. Я проверю эти данные, тогда…

Эта телефонная ответ – фарс. Ведь знакомый таможенника, который дал нам номер его мобильного телефона, предупредил его, что будет звонить журналист.

Мы поймали начальника следующий день, когда он докладывал в антикоррупционном комитете Верховной Рады в Киеве. Там о проблемах на таможне его расспрашивали нардепы и бизнесмены.

По словам главного волынского таможенника, предприниматели жалуются на него, потому что он сломал их схемы минимизации уплаты пошлины. Только вот в судах свою правоту таможня доказать не смогла. Около ста решений вынесено в пользу предпринимателей.

И.о. начальника Волынской таможни Андрей Андрейкив трижды уклоняется от прямого ответа на вопрос секретаря Антикоррупционного комитета Верховной рады о том исчезла коррупция с его приходом на должность. Мы тоже интересуемся этой темой.

– Я не исключаю вероятности того, что должностные лица, которые работали при прежней системе, могут совершать коррупционные деяния. – Сейчас есть. Мы общались не только с волынскими, но и с ровенскими предпринимателями… – Я бы предлагал быть чрезвычайно внимательным и корректным в высказываниях. Мы говорим о факте совершения коррупции, когда он доказан в суде.

Спрашиваем и о искусственно созданные препятствия экспортеру на таможенном посту Луцк. Начальник говорит, что так действовать луцких таможенников обязывает законодательство.

– Но тогда здесь является зарегулированность какая-то. – Я согласен с вами. Я сегодня об этом говорил. – Кто должен сделать, чтобы упростить эти вещи? Верховная Рада, правительство, кто? – Если на уровне законов, то это исключительно Верховная рада, если на уровне постановлений и подзаконных актов – Кабинет министров.

Почему коррупция на таможне до сих пор процветает и искоренить ее не удается никаким революциям? Предприниматели, чиновники и контрабандисты называют несколько причин. Среди них – прочные связи взяточников с контролирующими и правоохранительными органами и, следовательно, безнаказанность и вседозволенность; низкая заработная плата персонала, которая не побуждает к честности (например начальник Волынской таможни, мимо которого ежедневно проходят миллионы, получает 6 тысяч гривен), а еще – зарегулированность таможенного законодательства и таможенных процедур, которая открывает широкие возможности для злоупотреблений. И, пожалуй, главная причина – отсутствие политической воли к переменам, к отказу от теневых миллионов, до устранения причин коррупции.

/Владимир Торбич, Следствие. Инфо