церква

Согласитесь, что любые убеждения себя, что война ради защиты допустима, не гарантируют чистой совести. Военные действия всегда предусматривают насилие и смерть. Оправдываясь тем, что захватчики не наша сторона, мы все равно не можем быть уверены, что поступаем в рамках морали. Внутренние соревнования со своей духовной частью наталкивают на ряд вопросов. Бывает ли безгрешной справедливость на войне? Играют ли церковные служители роль духовных врачей? Может ли церковь взять в руки оружие?

Майдан и война, конечно, совершенно разные события, однако именно они пошатнули религию страны. События захвата Крыма, АТО заставили Церковь пересмотреть свое отношение к вере. Последний год привел к кризису Церквей, что, в свою очередь, обеспечило им развитие. Какая же миссия священников во время войны, позиция Церкви, как оружие и вера могут быть связаны?

Во время Майдана в Михайловском монастыре был полевой госпиталь. Вот так проявляли свою позицию монахи. А все потому, что пришло то время, когда церкви должны заново создать свое мнение относительно войны и мира. Здоровая Церковь должна реагировать на потребности людей, это главная ее цель. Самый страшный грех в таком случае – равнодушие. Война – поле для умножения и процветания эгоизма. Церковь же должна развивать любовь и милость к другим.

Церковь потерпела кризис из-за чрезмерного пацифизма и отстранения от политической жизни. Драма государства – это драма и Церкви. Солидарность, поддержка граждан – главная цель веры. Если же церковь останется в стороне от того, что беспокоит прихожан, то она станет ненужной. Религия – эталон, на который стоит равняться. Церковь вне государства, где-то в кустах, не стоит ничего.



 

По ситуация в АТО: «Люди на фронте нуждаются в Спасении и готовы принять Евангелие. Атеистов там почти нет. Их сердца стали озлобленными. Мы говорим, что вами не должна двигать ненависть к врагу, а стимулом должна быть любовь к Родине. Но не все готовы принять эти слова», – поделился пастор.

 

Все религиозные служители уверяют, что защита своей земли – честь и потребность, а не грех. Однако, не спешите судить людей ни за то, что они делают, так и ни за то, чего они не делают. Служителю, в свою очередь, нужно просто быть рядом с военными, не мешать им выполнять свой долг, быть гибким и служить для всех.

Главная битва всегда идет в человеческих головах. Идеология способна заменить Бога, а люди несут свои «учение» в массы. Проповедники обязаны толковать происходящее, объясняя, как на это нужно реагировать. И тогда, когда будет присутствовать норма вместе с практикой – будет понимание того, как должно быть согласно желанию Бога. Священники должны быть рядом, ведь аполитичная позиция куда более безразлична.

Церковь способна на большее. Как минимум, она смогла мобилизировать тысячи волонтеров и десятки священнослужителей. На фоне пропаганды, информационной лжи и словоблудия, церковь должна стать центром правды. Поле войны нужно воспринимать, как поле восстановления, миссии и прощения. В противовес ожесточению церковь должна сеять любовь и милость. Проповедовать верность и надежду, вместо измены и отчаяния. Наступать на равнодушие отзывчивостью.

В критические моменты Церковь должна быть не против людей, не близко к людям, не за людьми, а быть ЛЮДЬМИ, чтобы служить своей Украине.

 

Автор: Валентина Рущак