Выборы 2015
Подобається

Выживет ли “Самопомич” в новом Парламенте

25/11/2014     Автор: Яна Романська
Выживет ли “Самопомич” в новом Парламенте

26 октября после посещения церкви Андрей Садовой, мэр Львова, заглянул на местный избирательный участок, чтобы проголосовать на украинских парламентских выборах, в сопровождении жены и двух сыновей.

По дороге с литургии в украинском греко-католическом соборе Святого Юра в центре города, они воплощали собой стереотип идеальной западноукраинской семьи: набожной, патриотичной, с гражданской позицией. (Львовский регион продемонстрировал самую высокую явку на выборах — 70%, в сравнении со средним показателем по стране в 52%), — пишет Аннабель Чепмен для Foreign Policy.

46-летний мэр, в традиционной вышитой украинской рубашке-вышиванке, едва заметной под курткой, недолго находился в желто-голубой кабинке для голосования. Когда местные журналисты спросили о причине, он ответил: “Я думаю очень долго, но быстро принимаю решения”. К вечеру прореформистская партия Садового “Самопомич” (Self-Reliance) финишировала на уверенной третьей позиции, и получила ключевую роль в новом коалиционном правительстве, формирующемся сейчас в Киеве.

Несколькими неделями ранее эти выборы были заявлены исключительно как “генеральная репетиция” “Самопомочи”, а политолог Владимир Фесенко заявил, что партия не наберет более 2% голосов. Однако она набрала около 11%, оказавшись следующей после “Народного Фронта” премьер-министра Арсения Яценюка и президентского “Блока Петра Порошенко”, которые получили 22.14% и 21.81% соответственно. Садовой, который возглавляет партию “Самопомич”, и обладает репутацией эффективного менеджера (далеко за пределами его родного города), строит свое имя по всей Украине в качестве начинающего политика национального масштаба.

Когда прозвучали результаты, “Самопомич” быстро провозгласили “идейной” партией украинского среднего класса — и не в последнюю очередь благодаря зарубежным наблюдателям. Аналитики, включая Балаша Ярабика, писали о привлекательности партии для среднего класса, частично возникшей благодаря репутации Садового как компетентного мэра Львова. Получив более 1.7 млн голосов за обещания провести глубокие реформы, партия также получила шанс доказать свои возможности (а учитывая конфликт на Донбассе, угрожающий разгореться вновь, и разношерстную толпу партий в новом парламенте, это будет нелегко).

Ожидания высоки: “Самопомич” успешно презентовала себя как группу профессионалов, способных реформировать политическую и экономическую систему Украины. Ее платформа обещает лишить депутатов иммунитета от уголовной ответственности, децентрализовать власть и ввести систему налогов, с целью расширения прав и возможностей граждан, проверить чиновников нового правительства по подозрению в связях с прошлым режимом (практика, известная как люстрация), и основать независимый орган для расследования коррупции на высшем уровне.

“Самопомич” также призывает к политике “национального экономического прагматизма”, чтобы трансформировать Украину из “экономической колонии” (о чем конкретно, партия не упоминает) в государство с высокотехнологической экономикой. “Мы только стремимся создать максимально профессиональное правительство, члены которого будут думать больше о работе, чем о своих рейтингах “, — написал Садовой на своей странице в сети Facebook через несколько дней после выборов.

И хотя Садовой базируется во Львове, электоральный успех “Самопомочи” распространяется за его пределы. Это особенно заметно в Киеве, где “Самопомич” получила большее количество голосов, чем во Львовском регионе (21% в сравнении с 19%). Украинские аналитики обсуждали привлекательность партии для столицы, и прозвучали предложения от политологов, таких как Анатолий Романюк, что это “миф, принятый киевлянами”, разочаровавшимися в мэре Виталии Кличко (участнике революции Майдана), потому они попытались поддержать восходящую политическую силу с запада страны. Партия уже сравнительно хорошо зарекомендовала себя на выборах в городской совет в мае, придя третьей с 6.87%.

Голоса жителей других городов, возможно, получили с помощью телевизионных обращений Садового, в которых он красноречиво рассказывает о реформах, более тесных политических и экономических связях с Европейским Союзом, и значении христианских ценностей, на фоне красочных фасадов львовских зданий периода Габсбургов. “Эта картинка — приветствие от европейской цивилизации, о которой мечтает большинство украинцев”, — написала в “Украинской Правде” Мариана Пьецух, журналистка из Львова. Название партии относится к кредитным кооперативам Габсбургской Галичины начала 20 столетия, тогда Львов был известен в Германии под именем Лемберг.

Если смотреть за кулисы, “Самопомич” обязана своим успехом таким людям, как Андрей Шевцив, 25-летний руководитель кампании во Львове. Вышиванка, в которую он облачен на своей фотографии профиля в сети Facebook, расшита зеленым, в соответствии с лого Самопомочи на фоне. “Мы не использовали политтехнологов в предвыборной кампании ни во Львове, ни в Киеве. Нам не было нужды”, — заявил он в интервью Zaxid.net, западноукраинскому новостному сайту.

“Средний возраст руководителей штабов партии в ходе кампании — 27 лет”, — заявил он и добавил, что активисты работали бесплатно. — “Мы были рады ощущать, что строим новое гражданское общество — открытое и честное”.

33 законодателя из этой партии в новом Парламенте включают таких активистов, как 32-летняя Анна Гопко, координатор инициативы Реанимационный Пакет Реформ (и участник рейтинга издания Foreign Policy “Глобальный Мыслитель” 2014). Она возглавила партийный список. В нем были также бойцы, участвовавшие в действиях на востоке Украины, такие как Семен Семенченко и Павел Кишкарь из батальона “Донбасс” (второй и седьмой в списке). “Если мы станем законодателями, Парламент полностью изменится”, — сказала Гопко на партийном конгрессе в сентябре. Ее слова вскоре подвергнутся испытанию.

Но среди поствыборного сияния успеха “Самопомочи” остаются и сомнения. Виктор Небоженко, глава социологической службы “Украинский барометр”, в качестве главной слабости партии определяет “отсутствие идеологов, единого лидера и региональный характер”. И в противовес тщательно культивируемому образу команды, ориентированную на реформы технократов, программа партии “читается как манифест”, а не целевой план реформ украинской экономики и политической системы, — комментирует Евгений Воробьев, украинский аналитик в польском Институте международных отношений. Украинцы, принимавшие участие в прошлогоднем Майдане, с которыми я говорил в Киеве, предпочитали не выражать скептицизм слишком открыто.

Сам Садовой — успешный бизнесмен: его медиа-империя, официально переданная жене, как только он занял пост мэра, включает радиостанции, телеканал и множество вебсайтов. Его бизнес-успех спровоцировал сплетни в украинских СМИ о том, кто финансирует “Самопомич”, а партия отрицала предполагаемые связи с олигархами, такими как Игорь Коломойский, губернатор восточно-украинского Днепропетровска, миллиардер, участвующий в различных сферах, от добывающей отрасли до СМИ. Озадаченный на интервью вопросом, действительно ли у “Самопомочи” связи с олигархами, он ответил: “Если бы Бен Ладен был жив, вы бы написали, что и он с нами связан”.

Но в украинских СМИ до сих пор сохраняются слухи о власти за спиной “Самопомочи”. “Мы не хотим иметь никаких дел со старым режимом, включая олигархов”, — сказала в телеинтервью Виктория Войцицка, член партии, через несколько дней после голосования, имея в виду Коломойского и других.

Тем временем, через неделю после выборов начали появляться первые трещины в фундаменте партии, когда ряд кандидатов партии “Воля” (присоединившейся к “Самопомочи” на выборах) заявили о планах основать собственную группу в Парламенте. Это привело к беспокойству, что “Самопомич” может стать жертвой собственного успеха, что было бы менее вероятно в случае более низких результатов партии на выборах.

Поствыборная судьба “Самопомочи” будет определена ее местом в новой украинской коалиции — обширное прозападное коалиционное соглашение было подписано в Киеве 21 ноября, спустя год после начала протестов Евромайдана. Ранее Воробьев предположил, что трехсторонняя коалиция партий Порошенко и Яценюка даст “Самопомочи” “шанс стать арбитром между этими двумя”. В новой коалиции, которая включает пять партий, она, скорее всего, будет играть умеренную роль.

Но в день выборов Гопко поспешила призвать к “проукраинской”, а не “пропрезидентской” коалиции — в качестве слегка завуалированного предупреждения партии Порошенко не пытаться доминировать в новом Парламенте. Другими словами, Порошенко придется делиться.

Сам Садовой заявил, что именно от Порошенко и Яценюка зависит, договорятся ли они между собой. “Повтор 2005 года станет трагедией”, — сказал он, имея в виду борьбу президента Виктора Ющенко и бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко, парализовавшую украинское правительство после Оранжевой революции 2004 года, от которой ожидали кардинальных перемен в политике Киева.

Политическая судьба самого Садового не ясна. У него не будет места в Парламенте. Он шел на дальнем 50 месте партийного списка и намеревается оставаться на позиции мэра Львова. Но с учетом того, что Садовой остается на западе, непонятно, как он сохранит влияние в Киеве, и это наводит на предположения, что партии нужно будет найти нового лидера в столице. Тем временем украинские СМИ уже спорят о намерениях Садового идти в президенты, в этом случае больший смысл для него — оставаться мэром процветающего города, а не возглавлять мелкую фракцию законодателей в Парламенте. И непонятно, выживет ли “Самопомич” вообще до следующих президентских выборов.

Не впервые за партией с корнями из западной Украины наблюдается потрясающий рост и падение в украинской политике. Националистическая партия “Свобода” (Freedom), как и “Самопомич”, появилась из Львова и когда-то воспринималась некоторыми украинскими избирателями как сила с новыми идеями — несмотря на ее праворадикальную риторику и не толерантные взгляды.

В 2012 году “Свобода” прошла в Парламент с 10.44% голосов, практически с таким же результатом, как в прошлом месяце “Самопомич”. Но поддержка “Свободы” упала после успеха 2012 года: в этих выборах она финишировала ниже 5% парламентского барьера. Поскольку объект ее ненависти — бывший президент Виктор Янукович — ушел, и появились популярные партии, обращающиеся к патриотическим чувствам воюющих на востоке, “Свобода” лишилась своей явной монополии на патриотизм, как недавно написал Антон Шеховцов, эксперт по украинским праворадикальным движениям.

Но в отличие от “Свободы”, “Самопомич” избежала националистического дискурса. “Мы, украинцы, независимо от нашего этнического происхождения, единый национальный организм”, — так начинается партийная платформа. Вместо этого, она ставит ударение на гражданской активности, которая рассматривается в качестве “гарантов необратимых перемен”.

“Самопомич” возникла очень быстро, а то, что быстро возникает, обладает тенденцией быстро исчезать”, — предупреждает Небоженко.

Следующий месяц покажет, переживет ли привлекательный образ львовского мэра и его команды тяжелые времена в Парламенте, а также продолжающиеся бои на востоке и неопределенность с Россией.

 

По материалам: Delo.ua

 

Читай свежие новости о Львове



Коментарі