Вчера в Киеве состоялась очередная встреча в рамках проекта “Культура vs пропаганда”, организованного ГО “Форум книгоиздателей”и Фундацией Дарьи Жолдак, с Министром образования Сергеем Квитом и публицистом Виталием Портниковым.
Дискутировали приглашенные участники на тему образования и воспитания с его помощью критически мыслящей молодежи, которая умеет распознавать пропагандистские воздействия и манипуляции СМИ России, Украины и мира, а также особенности их деятельности в период войны, в том числе информационной. Во время обсуждения не обошли вниманием и тему патриотического воспитания. В частности, участники дискуссии отметили, что организация такого воспитания на государственном уровне – вопрос весьма нелегкий, ведь, несмотря на историю этого явления, оно имело место обычно в странах с тоталитарным режимом. Поэтому организация образования государством, ситуация, когда воспитание молодежи под свою протекцию берет государство обычно вызывает предубеждение. И это не удивительно. Вспомним хотя бы историю XX века. Оба главных противника во Второй мировой – Третий Рейх и СССР уделяли большое внимание этому вопросу. И, хотя, вероятно, из моих уст это будет звучать довольно цинично, но, если быть объективным, то этот ход заслуживает характеристику продуманности и предусмотрительности.

 

 

Виталий Портников отметил, что важно, чтобы понятие личности и общества не денонсировали. Вообще, как по мне, в контексте образования и войны (если быть точнее, то военно-патриотического воспитания), такие понятия, как личность и общество (как и антагонистическая пара “индивидуальное благо – общее благо”) актуализируется. То есть перед политиками, которые занимаются составлением плана “Как воспитать патриотическую молодежь” возникает философская дилемма: воспитывать личностей, которыми будет трудно управлять в будущем и которые со временем и сами могут занять руководящие должности) или “людей с коллективным мышлением” (которыми, логично, и управлять легче и на властные должности они, скорее всего, не будут посягать). Вот здесь и выявится какими принципами руководствуются так называемые “воспитатели”. Патриотизмом и пожеланием хорошего будущего для своей страны или псевдопатриотичностью, корыстолюбием и жадностью к власти. Если они хотят лучшего будущего для своей страны, то, конечно, будут воспитывать личностей. Если же им не хочется, чтобы в будущем у них появились конкуренты, они будут воспитывать как уже отмечалось выше, “людей с коллективным мышлением”.

 

 

Журналист сказал, что в Украине все еще есть много людей, которые до сих пор находятся под влиянием Советского союза, (читай “России”). Однако сразу же подает вариант решения проблемы такой ностальгии: “Россия закончится только тогда, когда здесь начнется Европа”. Позволю себе не согласиться с таким его утверждением. А если точнее, то согласиться, но не вполне. В национальном русле, я считаю, что Украина уже может считать себя полноправным игроком на евразийском континенте (с большим потенциалом в сфере экономики, который, однако, наши чиновники, как тот библейский талант, ловко закапывают). Подтверждение этому – возможно, непопулярна, но мысль о том, что в ЕС нас не принимают потому, что мощный сельскохозяйственный потенциал Украины составит немалую конкуренцию экономикам таких ведущих стран, как Германия и Франция. В геополитическом же русле – таки да, чтобы избавиться от влияния России, наведение теснейших контактов с Европой – ход весьма необходим. Но и здесь стоит указать на другую сторону медали: Европа (в частности Германия и Франция (если они, конечно, не решила “сдать” Украину России, об этом писал еще Збигнев Бжежинский в своей “Великой шахматной доске”) заинтересована в том, чтобы сейчас защитить Украину ради того, чтобы со временем (если “упадет” Украина) не пришлось защищать себя саму. Если же вышеуказанные две мощнейшие европейские страны все-таки решили “бросить” Украину, а, смотря на активное “выражение обеспокоенности” и совсем пассивные действия по оказанию реальной помощи, основания опасаться предательства со стороны европейских лидеров таки есть. Однако в таком случае проблема континентального масштаба ("Европа – Украина – Россия) приобретает значение межконтинентальное. К трем вышеупомянутым игрокам присоединяются еще и США. Бжежинский в своей книге, о которой речь шла выше, напоминает, что Америка сильно заинтересована в стабильном наличии сфер влияния в мире в целом, а на Евразийском континенте особенно. Если вернутся к обсуждаемой нами теме образования, то стоит отметить, что нелишним было бы и введение в вузах страны такого предмета, как международные отношения, особенно это касается школ журналистики.



 

 

Возможно, величина последнего абзаца с наведением геополитических размышлений ученых, известных в этой сфере, несколько чрезмерная, однако последующими словами попробую оправдать уделение столь большого внимания геополитике в статье, посвященной теме образования.

 

 

Кроме того, попробую мое внимание вопросу геополитики в контексте образования оправдать и упомянутой в дискуссии между Министром Квитом и публицистом Портниковым ремаркой последнего о необходимости знания украинцами английского языка (Виталий Эдуардович отметил, что Президент Порошенко 2016-й год объявил годом английского языка). Продолжая мысль, вспомню о недавней инициативе Дискуссионного клуба (образовательного проектом факультета журналистики ЛНУ им. И. Франка) – проекте “Одной крови”. Его цель – помощь воинам АТО. Как моральная, так и материальная. Один из планов на будущее Дискуссионного как образовательного проекта – сотрудничество с западными медиа с целью объективного освещения информации про украино-российскую войну. То есть такой геополитический шаг как наполнение проукраинским контентом западных медиа если и возможен без существования образовательных проектов, то без должного изучения английского, как языка международного общения, – нет. Поэтому политики, в частности политики, которые представляют Министерство образования, должны быть очень заинтересованы в изучении студентами международных языков, таких как английский, французский, немецкий, и, что тоже весьма важно, арабский.

 

 

Продолжая тему знания языков, напишу и про обсуждаемое диспутантами изучение украинского языка как государственного. Так, они отмечают, что более продуманная государственная политика в сфере государственного языка вероятно стала бы фактором, который предотвратил бы войну. Ведь факт остается фактом – в восточных регионах Украины уровень знания украинского довольно низкий. А теоретическое основание любой фобии заключается в том, что всего, чего мы не знаем мы боимся, все, чего боимся – ненавидим. Ненависть к языку определенного государства не может не сопровождаться ненавистью к самому государству.

 

 

Как итог, пожалуй, стоит отметить, что обдуманная государственная политика в вышеуказанных сферах, таких, как языковая (поднятие уровня знания как государственного, так и международных языков), геополитическая (введение в учебных заведениях курсов по международным отношениям и дисциплин, что дают геополитические знания) и индивидуалистично-коллективистская (воспитание таких индивидов, которые, хотя и ставят в приоритет коллективные интересы, все же не теряют своей индивидуальности) будет наиболее эффективной лишь при условии комплексных (языково-геополитически-коллективно-индивидуальных) реформ.

 

 

Оксана Коваль, для ИА "Коррупция Инфо"